ru_anarchism (ru_anarchism) wrote in anarchism_ru,
ru_anarchism
ru_anarchism
anarchism_ru

СИТУАЦИОНИСТСКИЙ ИНТЕРНАЦИОНАЛ : Анкета \ Доклад о конструировании ситуаций \ Определения



'Радек" публикует подборку теоретических текстов Ситуационистского Интернационала - международного политико-художественного движения шес­тидесятых годов.

Ситуационистский Интернационал был основан в 1957 году Ги Эрнестом Дебором. Одновременно с оформлением нового политического движения было органи­зовано издание одноименного журнала (вышло 12 номеров). Помимо Дебора, од­ним из признанных лидеров С.И. был Рауль Ванейгем. Количество участников этого движения не превышало семидесяти человек (имеются в виду действитель­ные члены). Деятельность Интернационала охватывала одиннадцать стран (Запад­ная Европа, Алжир и США). Ситуационисты - одни из тех, кто способствовал возникновению студенческой революции 1968-го года во Франции. Ядро С.И. со­ставляли выходцы из группы поэтов-леттристов, художественной группы КОБРА, а также сюрреализма. Многие критики неоднократно подчеркивали схожесть ме­тодов ситуационизма и сюрреализма: провокации, непримиримость к окружению, бескомпромиссность в проведении своей пинии. Главное же отличие Ситуационистского Интернационала - политическая детерминанта деятельности и стремле­ние к социальному проектированию. Если сюрреализм был, по преимуществу, ху­дожественным движением, то ситуационисты - это, скорее, группа теоретиков и радикальных политиков. Наибольшую известность в теоретической деятельности С.И. получила книга Г.Э.Дебора "Общество спектакля" (1967 г.), в которой ав­тор предвосхитил идею симупякра (неподлинной действительности) Ж. Бодрийара; известен также коллективный текст "О нищете в студенческой жизни" (1966 г.). Большое влияние ситуационисты оказали и на "философию желания" Ж.Делёза и Ф.Гваттари. С деятельностью СИ. связывают имя Малькольма Мак Парена и его панк-проект середины семидесятых.

Без сомнения, С.И. - один из ярких представителей новой идеологии (идео­логии не как ложного сознания, а как связного проекта преобразования дейст­вительности со своими задачами и методами воздействия).

В московском маргинальном политическом пространстве пропаганду ситуационистской мысли ведет М. Цовма в издаваемом им малотиражном самиздатовском журнале "Аспирин не поможет". Несмотря на негативистский пафос этого изда­ния и призыв к левому молодежному движению больше заниматься анализом политических процессов, а не агитацией за какую-то мифическую революцию, этот журнал, конечно, нельзя назвать по-настоящему ситуационистским. Хотя бы про­сто из-за того, что сами ситуационисты подчеркивали неразрывную связь тео­рии и практики, стремились максимально революционизировать свою бытовую жизнь. Из всех опубликованных в этом журнале текстов СИ. так и нельзя со­ставить себе адекватное впечатление, чем же в конце концов занимались ситу­ационисты. Подбор материалов поражает своей безликостью и необязательностью. В этом же журнале название главной теоретической книги Г. Дебора переведе­но не как "Общество спектакля", а как "Общество зрелища", что, возможно, бо­лее благозвучно, но не соответствует главной мысли этой книги - протесту против отчуждения участников политических процессов от контроля за этими процессами.

Ситуационистский Интернационал был поражен традиционной болезнью всех оппозиционных движений - параноидальным поиском близких по убеждениям сподвижников. Отсюда - частые внутренние расколы, исключения, отмежевания и, как логическое завершение этого процесса, - самоубийство основателя Ситуационистского Интернационала Г.Э.Дебора (30 ноября 1994 г.). Паранои­дальный поиск подлинных сподвижников не может не привести к самоубийству, потому что самоубийство - экзистенциальный предел этого поиска. Напротив, параноидальному типу объединения позитивно противостоит шизофренический -пролиферация своих составляющих, изобретение новых внутренних различий в по­литических или артистических макрообъединениях. Впрочем, несмотря на эту критику, тексты ситуационистов представляются крайне интересными. Ситуацио­нисты смогли наметить основания нового освободительного движения.




Анкета


Коллективное авторство



1. Что означает слово "Ситуационистский"?

Оно означает деятельность, направленную на создание ситуаций, а не на их распознавание. Эта деятельность охватывает все области соци­альной практики и индивидуальной истории. Мы заменяем пассивность существования со­зданием моментов жизни, а сомнения - жизне­утверждающим весельем. Философы и худож­ники всегда занимались интерпретацией ситуа­ций, наша важнейшая задача на сегодняшний день - изменение этих ситуаций. Поскольку че­ловек - лишь продукт ситуаций, которые он пе­реживает, он имеет право претендовать на их формирование и на контроль за ними в соответ­ствии со своими желаниями. В этом смысле по­эзия (реализованная коммуникация в конкрет­ной ситуации), освоение природы и политичес­кая борьба за полное социальное освобождение должны слиться воедино в своем осуществле­нии. В наше время предельные ситуации, описа­нием которых всегда занималась феноменоло­гия, замещаются практическим созданием этих ситуаций. Думается, и в будущем подобная практика останется актуальной. Мы не сомне­ваемся в том, что именно такой подход пред­ставляет собой азбучную истину современного освободительного движения.

Что же должно быть превращено в ситуацию? В зависимости от рассматриваемого уровня, ситуацией может стать наша планета или эпоха (например, какая-либо цивилизация по Буркхарду) или же мгновение нашей жизни. Начнем! У ценностей прошлого, надежд на реа­лизацию разума в истории нет другого будуще­го. Всё в упадке. "Ситуационист" в смысле Ситу­ационистского Интернационала - это полная противоположность "ситуационисту" по-пор­тугальски, т.е. пассивному наблюдателю режи­ма Салазара.


2. Является ли Ситуационистский Интер­национал политическим движением?

Под "политическим движением" ныне подра­зумевается специализированная деятельность коллективных или индивидуальных партийных руководителей, черпающих свою силу и потен­циал для своей будущей власти в ими же органи­зованной пассивности активистов. Ситуацио­нистский Интернационал не имеет ничего обще­го с иерархической системой власти, каким бы образом она ни была структурирована. В этом отношении он не является ни политическим движением, ни социологией политических мис­тификаций. Ситуационистский Интернационал ставит себе целью быть наивысшей степенью международного революционного сознания. Именно поэтому он стремится синтезировать и согласовывать энергию отрицания и энергию созидания, обрисовывающие новые контуры современного пролетариата, а также непре­клонную волю к свободе. Поскольку он осно­вывается ка стихийности масс, его деятель­ность, бесспорно, является политической - ес­ли, конечно, не отказывать агитаторам в этом качестве. По мере появления революционных движений, подобных новым радикальным тече­ниям в Японии (т.е. экстремистскому крылу движения Дзенгакуров), в Конго или в испан­ском подполье, СИ. оказывает им критическую поддержку и,следовательно, практическую по­мощь. В отличие от различных оппортунисти­ческих "переходных программ", предлагаемых профессиональной политикой, СИ. настаивает на необходимости перманентной революции в повседневной жизни.


3. Является ли Ситуационистский Ин­тернационал художественным движе­нием?

Значительная часть Ситуационистской критики потребительского общества состоит в указании на то, что большинство современ­ных художников превращают "делание" ис­кусства в бизнес, отказываясь от реализации разнообразных возможностей преодоления этого общества. Эти возможности существо­вали где-то в период между 1910 и 1925 гг. и не были тогда до конца исчерпаны. С тех пор художественные движения представляют со­бой лишь осколки взрыва, никогда не свер­шившегося, но грозившего и грозящего структурам общества. Осознавая создавшее­ся положение и его противоречивость (с од­ной стороны, полная опустошенность, но с другой - всегда присутствующая возможность возврата к изначальному радикальному состоя­нию), СИ. является единственным движением, которое в состоянии отвечать запросам подлин­ного художника, поскольку поглощает выжива­ние искусства искусством проживания жизни. Мы художники лишь постольку, поскольку мы уже не художники: мы пришли, чтобы вопло­тить искусство в жизнь.


4. Можно ли Ситуационистский Интернационал назвать нигилистическим явлением?

Ситуационистский Интернационал отрицает ту роль, которую с радостью навязали бы ему в спектакле всеобщего распада. Только тот, кто полностью проходит путь отрицания окружаю­щей действительности, пробирается на другую сторону, за нигилизм. Ради достижения этой перспективы Ситуационистский Интернационал готов приложить максимум усилий. Все, что разрабатывается и строится вне этой пер­спективы, разваливается под собственной тя­жестью и не нуждается в помощи Ситуацио-нистского Интернационала. Несомненно, од­нако, и то, что Ситуационистский Интерна­ционал использует именно эти, образующие­ся в результате внезапных коллапсов пусты­ри, которые в потребительском обществе су­ществуют повсеместно как полигоны для экс­периментов над новыми ценностями. Мы мо­жем что-то построить только на руинах об­щества спектакля. С другой стороны, запро­граммированность тотального разрушения вынуждает нас творить всегда с учетом этой тотальности.


5. Являются ли ситуационистские уста­новки утопическими?

На самом деле, сама реальность уже давно вытеснила какую-либо утопию. Больше нет смысла говорить о некоей воображаемой связи между богатством нынешних технологических возможностей и тем, насколько убого ими пользуются правители всех мастей. Мы хотим предоставить существующие средства производст­ва для творчества каждого отдельного челове­ка, к чему всегда стремятся массы во времена всех революций. Можно считать это вопросом координации или вопросом тактики. Все обсуж­даемые нами темы реализуемы непосредственно и срочно, как только наши методы исследования начнут воплощаться на практике.


6. Считаете ли вы обязательным назы­ваться ситуационистами?

При существующем порядке вещей, когда предметы занимают место человека, любой ярлык компрометирует. Однако этикетка, кото­рую мы выбрали для себя, в силу определенной самокритичности противопоставляет себя "ситуационизму", ярлыку, который повесили на нас другие. Более того, этот разрыв между тем, как называться и что из себя представлять на деле, исчезнет, когда каждый из нас станет пол- ноправным ситуационистом, т.е. не будет про- летарием, борющимся за конец пролетариата. В данный момент выбранная нами этикетка, какая бы смешная она ни была, четко разделяет непоследовательность предшествующей революционной деятельности и новую бескомпромиссность. Именно этой определенности больше всего не хватало интеллектуалам на протяжении последних десятилетий.


7. В чем своеобразие ситуационистов как отдельно взятой группивовки?

С нашей точки зрения, значи­мость, которую мы приписываем себе как организованной группе теоретиков и экспериментаторов, оправдывается тремя основными аспектами. Во-первых, мы первы­ми подвергаем современное обще­ство новой связной критике, исхо­дя из революционных позиций. Этот вид критики глубоко укоре­нен в культуре и искусстве нашей эпохи, которая только и может быть до конца понята с помощью подобной критики (конечно, эта работа еще далека от завершения). Во-вторых, мы полностью и беспо­воротно порываем с теми, кто нас к этому разрыву принуждает, а также - во многих случаях - с каждым, кто все еще солидарен с этими людьми. Ра­дикальный разрыв является ценным оружием в то время, когда конформизм, соглашательство и безропотное смирение незаметно переплетены между собой и поддерживают друг друга. В-третьих, мы вводим новый стиль отношений со своими "сторонниками": мы категорически отвергаем последователей и учеников. Нас ин­тересует только равное сотрудничество авто­номных индивидуальностей на наивысшем уровне.


8. Почему общественность замалчивает деятельность Ситуационистского Интернационала?

О нас достаточно часто говорят в среде специалистов - представителей современного загнивающего мышления, но очень мало о нас пи­шут. Вообще, дело в том, что мы не принимаем термина "ситуационизм", который, по идее, был бы единственно пригодной категорией для того, чтобы ввести нас в общество спектакля и интег­рировать в качестве идеологии в марксистском смысле (как ложное сознание). Естественно, что отвергнутый нами спектакль в свою очередь отвергает нас. Скорее, предпочитают говорить о ситуационистах как об индивидах, чтобы ото­рвать от коллективной борьбы, хотя это единст­венное, что делает нас "интересными". Кроме того, о ситуационистах говорят именно тогда, когда они перестают быть таковыми (как это случилось с конкурирующими группировками существующего в некоторых странах так назы­ваемого "нашизма", которые прославились только благодаря лживым утверждениям, что они имеют какое-то отношение к Ситуацио-нистскому Интернационалу).

Сторожевые псы общества спектакля пожирают осколки ситуационистской теории, ничего
в ней не смысля, для того, чтобы использовать ее против нас. Они крадут наши идеи в борьбе за выживание своего спектакля. Понятно, что они вынуждены умалчивать первоисточник, и не столько потому, что заботятся о своей репута­ции и боятся обвинений в плагиате, а потому, что первоисточник подразумевает более широ­кий контекст употребления этих "идей". К тому же многие колеблющиеся интеллектуалы не смеют открыто говорить о Ситуационистском Интернационале, поскольку это потребовало бы от них максимальной определенности пози­ции - сказать, что не нравится, а что - нравится, и почему. Некоторые из них ошибочно считают, что будут освобождены от ответственности, если притворятся невеждами.


9. Как вы поддерживаете революционное движение?

К сожалению, никакого революционного движения сейчас не существует. Общество, конечно, состоит из противоречий и постоян­но меняется. Это обстоятельство вселяет оп­тимизм, оно подчеркивает возможность и не­обходимость революционной деятельности, уже или еще не существующей как организо­ванное движение. Поэтому дело не в том, чтобы "поддерживать" подобное движение, а в том, чтобы его создавать: определять направления его деятельности и постоянно с ним экспери­ментировать. Первое необходимое такому дви­жению действие - это как раз сказать, что не су­ществует никакого революционного движения. Все остальное есть лишь дурацкое воскрешение старых мифов.


10. Вы марксисты?

Ровно настолько, насколько и сам Маркс был им, когда он сказал: "Я не марксист".


11. Существует ли связь между вашими теориями и вашей реальной жизнью?

Наши теории - это ни что иное, как теория нашей реальной жизни и всего, что мы испы­тывали и воспринимали в ней. Как бы ни были мизерны наши возможности, как бы узко ни было поле нашей деятельности, мы стараемся максимально последовательно и бескомпро­миссно действовать. Мы относимся к врагам как к врагам со всеми вытекающими из этого последствиями, и это первый шаг в рекомен­дуемом нами ускоренном курсе под названи­ем "Как научиться думать". С другой сторо­ны, мы, разумеется, безоговорочно поддер­живаем все виды свободы нравов, все то, что буржуи и бюрократические мерзавцы назы­вают развращенностью. Естественно, абсо­лютно исключено, что революцию повседнев­ности можно подготовить, следуя путем ас­кетизма.


12. Вы боретесь за общество досуга?

Общество досуга называется так только для вида, на самом деле оно скрывает определе форму производства/потребления конкрет типа социальных отношений. Когда сокращ время собственно производительного труда мадная промышленная армия трудится в об. потребления. В обществе спектакля кажды очередно является то рабочим, то сырьем в стрии труда и отдыха, меняя свой статус в ние одного дня. Современные формы труда альфа и омега современной жизни. Существующии труд неразрывно связан с существующей жизнью, определяется ею и определяет ее. Ор­ганизация потребления и досуга четко связана с организацией труда. В потоке произведенного на конвейере времени наиболее ироничной ве­личиной является "свободное время". Отчужденный труд может производить только отчуж-денный досуг, касается ли это праздной элиты (на самом деле, все менее и менее праздной) или масс, которые постепенно добиваются своего права на кратковременный отдых. Не существу-ет таких свинцовых экранов, которые бы изолировали какой-либо фрагмент времени или все время какой-либо части социума от "радиоактивности", излучаемой отчужденным трудом, - только потому, что именно этот труд формирует всю тотальность произведенных продуктов и саму социальную жизнь.


13. Кто Вас финансирует?

Нас никто никогда не финансировал. Мы сами себя финансируем, работая в современной культурной индустрии. Впрочем, этот способ финансирования крайне ненадежен. Здесь есть противоречие: с одной стороны, наши творческие способности достаточно высоки для того, чтобы достичь "успеха" в любой области, с другой стороны, современное общество в обмен на "успех" требует разделения наших замыслов (теоретической части нашей деятельности) и их практической реализации. Но мы не идем на этот компромисс, поэтому для правящей культурной элиты наша работа даже на вторых ролях абсо-лютно неприемлема. Соответственно выглядят и наши финансовые возможности. Нашисты, к примеру, участвуют в предпринимательстве, пытаясь заработать деньги для своей деятельности. Однако капитал не нуждается ни в подобном бизнесе, ни в нашем отказе от него. Эта система хочет быть желаемой, но всегда отказывается удовлетворять это возникшее желание.


14. Сколько Вас всего?

Нас несколько больше первоначального ядра герильи в Сьерра Маестро, но мы не так хо­рошо вооружены. Нас чуть меньше делегатов лондонского съезда I Интернационала в 1864 г., но у нас более связная программа. Мы так же тверды, как греки у Фермопил, но у нас более привлекательное будущее.


15. Что Вы вообще думаете об анкетиро­вании, к примеру, об этой анкете?

Анкетирование, очевидно, является формой псевдодиалога, которую сейчас постоянно ис­пользуют во всех психотехниках интеграции в общество спектакля. Основная отличительная черта этой формы - пассивность диалога, скры­того за грубой маской "участия". Мы, однако, способны правильно очерчивать собственные позиции даже тогда, когда приходится исхо­дить из несвязной или застывшей в своей непо­движности постановки вопроса. Наши позиции, в принципе, не представляют собой "ответы", поскольку они не отвечают на заданные вопро­сы, а отклоняют их. Мы отвечаем, формулируя новые вопросы, и, таким образом, вытесняем задаваемые. Настоящий диалог может начаться только после подобной процедуры. В данной анкете все вопросы неправильные - наши отве­ты, тем не менее, правильны.

1964 г.






Предварительные проблемы в конструировании ситуации


Коллективное авторство



"Конструирование ситуаций начинается на руинах общества спектакля. Легко понять, до какой степени главный принцип любого спектакля - невмешательство в сценическое действие - связан с проблемой отчужде­ния. Напротив, все удачные революционные экспери­менты в культуре направлены на разрушение физиоло­гической идентификации зрителя с героем, вовлекая, таким образом, его в действие. Ситуация создается та­ким образом, что может быть "оживленной" собственны­ми ее конструкторами. Роль, которую играет пассивная или вовлеченная "публика", должна постоянно умень­шаться, в то время как роль тех, кто не может быть на­зван актерами, а, скорее, в новом смысле слова, "livers" (жильцами), должна постоянно возрастать".

Доклад о конструировании ситуаций

Наша концепция "сконструированной ситуа­ции" не ограничена единовременным использо­ванием каких-либо артефактов (произведений искусства) для создания той особой атмосферы, которая является основной целью этого конст­руирования. В зависимости от концентрации ат­мосферы (насколько сильна или распростране­на она во времени и пространстве) предполага­ется увеличение или уменьшение использования артефактов, а также привлечение иных форм публичной репрезентации.

Ситуация - это единый ансамбль поведения во времени. Она состоит из определенного, про­думанного поведения, публичных жестов, спе­циально созданных для данного момента арте­фактов и "декораций". Все вышеперечисленное есть продукты окружающей среды и самих себя.

Они, изменяясь, сами производят свои другие формы, провоцируют собственные новые жесты. Как сознательно управлять всем этим механизмом? Мы не ограничиваем себя эмпиричес­ким экспериментаторством с окружающей сре­дой для создания специально спровоцирован­ных сюрпризов. Настоящая экспериментальная направленность деятельности ситуационистов состоит в гармонизации более или менее осо­знаваемых желаний и времени/места для их ре­ализации. Именно гармонизация окружающей среды и этих примитивных желаний способна спровоцировать осознание их примитивности и привести к спонтанному возникновению новых желаний, для реализации которых нужно будет создать новую реальность. Таким образом, можно себе представить вид ситуационистски ориентированного психоанализа, который по контрасту с разнообразными фрейдистскими последователями должен будет выявлять под­линные желания в данном месте и в данное вре­мя исключительно для их реализации (а не для сублимации, как во фрейдизме). Каждая лич­ность, каждый человек должен находить то, что он хочет, что его привлекает. И здесь снова, по контрасту с определенными опытами современ­ного письма (например: Лейрис), нас интересу­ют не наши индивидуальные психологические структуры и не объяснение их формирования, но их возможное приложение к конструирова­нию ситуаций.

Наши исследования могут быть интересны, в первую очередь, для индивидуумов, практиче­ски работающих в направлении конструирова­ния ситуаций. Подобные люди все - и спонтан­но, и сознательно, - являются предситуациони-стами - индивидуумами, участвовавшими во всех предшествующих экспериментальных дви­жениях и почувствовавших объективную необ­ходимость этого вида конструирования через осознание сегодняшней культурной пустоты. Они близки друг другу благодаря общей специ­ализации и совместному участию в создании и разработке базисных принципов этой специа­лизации. Поэтому, похоже, эти люди разделют ряд общих ситуационистских тем и желаний, которые, несомненно, будут существенно ме­няться, как только столкнутся с реальностью, трансформируясь из теоретических конструк ций в практические.

Сконструированная ситуация обязател: коллективна в своей подготовке и развитии. Тем не менее, может показаться, что на период п вых сырых экспериментов данная ситуация требует на главную роль "режиссера" одного человека. Если мы представим конкретный проект ситуации, в котором, например, исследовательская команда создает эмоционально движное собрание нескольких человек на один вечер, мы без сомнения должны различать: жиссера или продюсера, ответственного за координацию основных элементов, необходи для созда декора и для выработки определенных ин' венций в событиях (как альтернатива, несю ко человек могли бы разрабатывать свои со венные интервенции, будучи в той или иной пени не в курсе планов друг друга); пря агентов (проводников), проживающих си цию, которые принимают участие в создг коллективного проекта и работают над пра ческим осуществлением инвайронмента; и н нец, нескольких пассивных зрителей, которые не участвуют в конструктивной работе должны быть вовлечены в действие.

Эти отношения между режиссером, прямыми агентами и пассивными зрителями, ecтественно, никогда не должны становиться постоянной специализацией, они есть чисто времунное подчинение целой команды ситуациони личности, ответственной за конкретный проект. Перспективы, которые мы обрисовали, ни ком смысле не являются продолжением театра. Пиранделло и Брехт уже разрушили театральный спектакль и указали несколько возможностей выходить за его пределы. Можно сказать что конструирование ситуаций заменит театр в том же смысле, в каком и реальное конструирование жизни все более и более стремится заменить религию. Ясно, главная сфера, котору мы собираемся захватить и исполнить - это поэзия, которая сожгла себя, заняв место в авангарде нашего времени, и сейчас полностью исчезла.

Одно из наших главных достижений, которое также является частью эксперимента - это возбуждение индивидуального желания к коллективному захвату мира. До тех пор, пока завоевания мира не произойдет, не будет настоящих индивидуумов - только призраки, тени, хаотически сталкивающиеся друг с другом. В случайных ситуациях мы встречаем разобщенных существ, двигающихся в беспорядке. Мы намереваемся ослабить, уничтожить эти условия путем форсирования политической агитации на принципах игры. В наше время функционализм, неизбежное выражение технологического развития, пытается полностью исключить игру, и партизаны "индустриального дизайна" жалуют­ся на то, что их проекты испорчены человечес­ким стремлением к игре. В то же время, индуст­риальная коммерция грубо эксплуатирует эту тенденцию, преобразуя ее в необходимость по­стоянного искусственного обновления утили­тарных товаров. Мы не интересуемся подхлес­тыванием продолжающегося художественного обновления дизайна. Но одновременно конста­тируем, что морализирующий функционализм! бессилен в глубоком решении проблемы. Един­ственный прогрессивный выход - освободить стремление к игре повсюду и в большем масшта­бе. Короче говоря, весь наивный пафос теорети­ков промышленного дизайна не сможет изме­нить тот основной факт, что частный автомо­биль, например, в первую очередь - идиотичес­кая игрушка, и лишь во вторую - средство пере­движения. В противоположность всем отста­лым формам игры, - которые есть отступления к ее инфантильной стадии и всегда связаны с ре­акционной политикой, - необходимо продви­гать экспериментальные формы игры революции.





Определения:



  • сконструированная ситуация - момент жизни, являющийся итогом сознательного и коллективного провоцирования, обладающий уникальной атмосферой.


  • ситуационизм - бессмысленный термин, неправильно выведенный из предыдущего. Не существует такой вещи, как ситуационизм, который должен был бы быть доктриной интерпретации существующих фактов. Понятие "ситуационизм", очевидно, придумано антиситуационистами.


  • психогеография - наука, изучающая особое влияние географического окружения, сознательно организованного или нет, на эмоции и поведение индивидуумов.


  • derive - способ экспериментального поведения, связанный с состоянием городского сообщества, техника сквозного прохождения через разнообразные среды.


  • unitary urbanism - теория комбинированного использования искусства и техники для интегральной конструкции окружения в динамической связи с экспериментами в поведении.


  • detournement - интеграция настоящей или предшествующей художественной продукции в сверхконструкцию окружающей среды.







источник: РАДЕК #1 . 1998
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments