wwp666 (wwp666) wrote in anarchism_ru,
wwp666
wwp666
anarchism_ru

Проблемы МТРа (он же - МАТ)

Что случилось

За сообщением о XXVI конгрессе МТР, он же на современный лад МАТ (https://newsmd.md/blogs/15975-xxvi-kongress-mezhdunarodnoy-associacii-trudyaschihsya.html) стоит такое событие как раскол возрожденного I Интернационала. Значительная, если не большая часть самой крупной секции, вторая по величине секция и одна из относительно крупных секций Интернационала решили создавать его по новой. Причем создавать его они собираются из организаций массовых, но имеющих к анархизму весьма отдаленное отношение. Да и к ревсиндикализму тоже. И вообще к революционности. Собственно говоря, на этой почве и произошел раскол.

Дело в том, что большая численность в испанской и итальянской секциях объясняются не только историческими традициями этих стран (хотя и не без этого), но и тем, что эти секции все больше делают ставку на профсоюзные методы работы, сформировавшиеся в середине прошлого века. Это значит, что на довольно большое количество не участвующих в работе профсоюза, но честно платящих свой профвзносы, приходится один профкомыч, живущий на эти взносы и отстаивающий права рабочих легальными методами – прежде всего судебными тяжбами. Если кого-то из рабочих против его воли уволили или ему понизили или отказались повысить зарплату, или удлинили или отказались укоротить рабочий день, или у него еще какие проблемы с хозяином, по-нынешнему «с работодателем» или с манагером, то этот рабочий идет к профкомычу, излагает ему свою проблему, и профкомыч пишет жалобу на хозяина или манагера, может быть на компанию, может, еще на кого подает ее в суд или какому чиновнику, следит, чтобы ее не положили под сукно – вобщем мирно и законно добивается, чтобы проблема была снята. Ни о каких забастовках, саботаже, битьем хозяина речь не идет. Для таких дел профбоссы не нужны.

Иными словами, секции Интернационала в Испании и особенно в Италии все больше превращаются в обычные профсоюзы. В Италии, может быть, уже превратились. В Испании дела получше, там есть разные ячейки, поэтому и не вся испанская секция вышла. К профсоюзной работе тяготеет и немецкая секция. Правда, такой численности как у итальянской ей это не принесло. Но, может быть, без этого она была бы еще меньше, как знать? При этом в Интернационале есть и секции не желающие иметь с простыми конторами по купли-продажи рабсилы ничего общего. Но они в большинстве своем весьма малочисленны. Исключение составляет, пожалуй, только французская секция, которая, несмотря на расколы, насчитывает, по меньшей мере, несколько сотен человек. А может, и больше – не берусь судить. Во всяком случае, она больше той же немецкой.

А теперь, представьте себе картину. Есть в некой стране секция Интернационала, допустим, в тысячу человек. Которые в большинстве своем в работе секции не участвуют, только платят взносы на содержание профкомычей. А в меньшинстве – это те самые профкомычи, что на эти взносы живут и честно их отрабатывают. И еще эта секция платит взносы в общак Интернационала. Допустим, по доллару в месяц с рыла (не помню точно, сколько на самом деле). Получается тысча долларов в месяц. А в другой стране есть группа, которая никаких профкомычей содержать не хочет и вообще их за людей не считает, а действия признает только самые прямые и решительные: забастовку, саботаж, физическое воздействие… Естественно, на такое много народу не подпишется – счас не XIX век и не начало ХХ, когда люди не такое шли часто и охотно. Поэтому в данной группе не тысяча человек, а десять. Они тоже платят взносы в общак, тоже по доллару с рыла. Но, поскольку рыл у них всего десять, то и получается с них всего-навсего десять долларов. Зато у них вечно с кем-то из членов проблемы. Один после драки в больницу угодил, другого за организацию «незаконной» стачки с работы поперли, третьего вообще по всей стране в розыск объявили за поджег хозяйской тачки или за превышение самообороны. И на всех они из общака денег просят: одному – на лекарства, другому – чтоб без работы лапу не сосал, третьему, чтоб за кордон перебраться. Получается, что секция-профсоюз из тысчи человек фактически содержит эту секцию из десяти отморозков. Которые еще и ругают ее за реформистскую тактику и наличие освобожденных работников. И, между прочим, при всех голосованиях у этих секций равный голос. Ну, разве это не безобразие? Признаюсь честно – лично мне, как революционеру, это безобразие очень нравится. Однако я не настолько наивен, чтобы полагать, будто оно понравится честным плательщикам взносов и профкомычам. Они, ведь, не идиоты. И не мазохисты. Так что я их прекрасно понимаю. Хоть я и не на их стороне.

Разумеется, вышеприведенная картина – некое упрощение. И не только потому, что есть и крупные боевые секции вроде той же французской, но и потому что и реформистские секции неоднородны. Они ведь не всегда были такими. Когда-то это были не только массовые, но и боевые организации, устраивавшие и забастовки и драки с полицией. В испанской секции еще в 90-е были ребята, которые в уличных боях использовали против фараонов «самодельные гранатометы». Что стоит за этим термином, точно сказать не берусь. Но, если даже это простые рогатки, из которых стреляли бутылками с горючей смесью, этого вполне достаточно для того, чтобы почувствовать разницу между гранатометчиками и профкомычами или честными плательщиками профвзносов. В одних городах верховодили легалисты, в других – сторонники прямого действия, в третьих шла борьба между теми и другими. Дело доходило до мордобития – в Мадриде, если не ошибаюсь, ребята начистили морды своим профкомычам, но после этого ушли из CNT. Эти ушли, а кто-то остался. Поэтому неудивительно, что первички CNT повели себя по-разному. И что «есть люди, готовые восстановить организации М.А.Т. в Италии и Германии». Наверное, в Италии остались еще настоящие анархо-синдикалисты. Может быть, и в Германии – тоже.

И что дальше

Теперь несколько слов о возможных последствиях. Безусловно, это хорошо, просто замечательно, что Интернационал избавится от реформистов. Однако это не значит, что после этого он начнет стремительно пополняться революционерами. Хотя, конечно, такие люди, которые могли бы стать членами Интернационала, но не хотят из-за его реформизма, безусловно, есть. Но их не так много. Насморк – следствие болезни, а не ее причина, и реформизм секций Интернационала это тоже следствие слабого распространения революционных настроений в обществе. При этом какая-то часть людей, готовых на прямое действие, но готовых и на реформизм, останется в ушедших организациях. Так что сильно оставшаяся часть не вырастет. Она избавилась от реформистов, но чтобы делать то, что делали анархо-синдикалисты прошлого, мало революционности, нужны еще силы. Даже сравнительно немногочисленные «Индустриальные рабочие мира» в США были больше всего сегодняшнего Интернационала целиком. Даже до его раскола.

И сомнительно, чтобы тем, кто остался, удалось быстро создать новые большие группы. И не только потому, что не из кого. У многих членов Интернационала в голове свои заскоки. Те же французы – прекрасные ребята, но они, по их же собственным словам, считают националистом и исключают из организации любого, кто просто говорит, что считает себя французом. Так, во всяком случае, писали нам те члены французской группы, с которыми мы переписывались. Наверное, там не все такие, но, видимо, таких достаточно много, по крайней мере, какие-то первички они контролируют. А генсек МАТ (правда, теперь, после конгресса – уже, возможно, бывший – в Интернационале органы постоянно сменяются), судя по ее письмам в электронке, искренне уверена, что автор этих строк в конце 10-х занимался тем, что выискивал и терроризировал людей с нетрадиционной ориентацией. При том, что она меня в свое время знала достаточно близко и отношения у нас с ней были весьма хорошие. Так что ссылка на чью-то дезу тут не прокатит – она сама могла решать, кому верить – мне или тому, кто слал дезу. В свое время Интернационал принял решение бойкотировать МПСТ, АДСР и даже просто АД, поскольку последнее отказалась считать МПСТ фашистской организацией. Это смешно, но это так. В 90-е мы смеялись над спартакистами (есть такая троцкистская организация), когда те советовали анпиловцам, побольше включать в свое руководство… негров, евреев и гомосексуалистов, после чего удивлялись, что анпиловцы их били. А потом оказалось, что такие же умники есть и среди наших единомышленников.

Существует мнение, что современные западные анархисты вообще безнадежны, потому как новое вино не вливают в старые меха. С последним утверждением можно было бы поспорить уже хотя бы потому, что основатели учения, сделавшего эти слова каноническими, сами считали себя приверженцами не нового, а старого учения, они называли себя не христианами, а иудеями. И Мухаммед говорил о «боге Авраама». И пуритане были убеждены в том, что они не обновляют религию, а очищают ее от всяких новшеств, откуда и их название. И идеологи всевозможных запрещенных и пока еще незапрещенных в России группировок тоже говорят о возвращении к истокам. Но беда в том, что вернуться можно не только к достоинствам, но и к недостаткам. А можно отказаться от возвращения к истокам, потому что истоки ассоциируются с недостатками. В любом случае, чтобы создать что-то новое, пускай даже под лозунгом возвращения к старому, нужны соответствующие способности. Я не уверен, что такие способности есть у людей, которые готовы считать националистом или фашистом любого, кто назовет себя французом (немцем, итальянцем, китайцем – не важно), или про кого одна баба сказала, что он где-то когда-то как-то нехорошо обошелся с кем-то нетрадиционной ориентации. Таких людей просто никто не станет слушать. Да они и сами не найдут, с кем разговаривать, кого агитировать – «кругом одни фашисты».

В довершение ко всему такой раскол может породить «борьбу за наследство». За имя, за право называться I Интернационалом. Раскол вообще вещь малоприятная, он приводит к ссорам, склокам, даже если начался не по личным, а по идейным причинам. А если к этому прибавится драка за то, кто теперь МАТ, или хотя бы даже за то, кто теперь CNT, то это будет что-то совсем малоприятное. Те, кто помнит, что творилось после раскола МПСТ, может себе представить, что может последовать за расколом CNT, численность которого больше раз в сто, если не в двести. Или если будет не один, а два I Интернационала и один из них начнет лить грязь на другой. До сих пор подобное было только с Четвертым. Если анархический Интернационал уподобится троцкистскому, это вряд ли привлечет к нему симпатии людей со стороны.

И все же, если где-то в зоне досягаемости МАТ возникнет что-нибудь путное, Интернационал может, если не влиться в это что-то, то, по крайней мере, помочь ему. Он не способен разбудить революционные события, но принять в них участие он может. Если, конечно, к тому времени не выродится окончательно. Не превратится ни в федерацию обычных профсоюзов, ни в федерацию чеканашек. По крайней мере, от первого варианта нынешний раскол его страхует.

Tags: анархизм
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments